Каждая шоковая ситуация приводит к бессознательному решению. Оно основано на комбинации предыдущих поло­жений характера, индивидуальных процессов развития, ак­тивных в данный момент, природы шокового опыта, реакции ключевых фигур на шоковую ситуацию, и того, как этот шок был интегрирован непосредственно после события.
В самой шоковой ситуации это решение переживается как правильное, потому что для того, чтобы понять шоковую си­туацию, клиент соединяет кусочки информации, которые на самом деле не связаны между собой.
Пока такое решение не станет осознанным и проработан­ным, шоковая ситуация будет иметь власть над клиентом.
Когда клиент становится способным активировать ресур­сы, проработать эмоции, касающиеся этой ситуации, увидеть некоторые бессознательные смыслы, он становится способ­ным взглянуть и на то, как его характер оформился в этом опыте. Клиенту важно оформить это решение в слова, актив­ но исследовать доступные ему новые возможности выбора, основываясь на вновь приобретенном понимании и новых ресурсах.
В нужный момент терапевт говорит с клиентом об этих шоковых решениях, чтобы найти и установить новое.
Весь фокус в том, чтобы внимательно выслушать рассказ клиента и «обнаружить» эти решения. Они либо «выпрыгива­ют» прямо из истории, или терапевту приходится «выкапывать» их из представленного материала. Независимо от формы это­го решения, его нужно проработать и изменить на новое. В противном случае травма не будет проработана до конца.
Цель работы с шоковой травмой состоит не в простом поднятии из бессознательного подавленных воспоминаний и эмоций, а в создании нового впечатления (импринта) старого события, замене неуспешных си­туаций успешными, восстановлении связи с нервномускуль­ными паттернами, в помощи клиенту в об­ретении или восстановлении соматических, эмоциональных и психологических ресурсов. Это включает развитие способ­ности распознавать угрозу (рефлекс ориентации) и защищать­ся (реакции борьбы/убегания), установление глубокого запол­няющего телесного переживания безопасности, и установле­ние ощущения своих границ с миром.
Другая задача в работе с шоковой травмой — помочь клиен­ту развить ощущение того, что он имеет право быть в этом мире, ожидать помощи и получать ее от других, когда она нужна.Если новый импринт успешен, то клиент будет способен восстановить связь с процессом раз­вития, прерванным травматическим событием.
Работа с травмой очень процессуальна. Основная суть в том, чтобы быть в настоящем моменте. Замечать, c чем ты сейчас в контакте – шум, дети, что угодно – и использовать это, чтобы немного приоткрыть канал для энергии.
�Итак, то, что мы пытаемся сделать, вернуть систему саморегуляции в прежнее нормальное состояние, какой она была какое-то время назад. Мы даем ей поддержку через понимание, через знание как это сделать, на что обращать внимание и так далее.
Нарушен контакт с природой, нарушен контакт с целительными ресурсами. Мы пытаемся его восстановить.
Природный ритм настолько силен, что если мы начинаем вибрировать вместе с ним, он может исцелить .
Работа с травмой это работа в очень бессознательном сновидческом пространстве. Оно очень нелинейно, в нем нет временной и пространственной логики. И в этом исцелении, на рептилийном уровне, нет логики. Это место бесконечного творчества, вашего творчества.
Эта работа направлена на нахождение силы в клиенте, на соединение его с собственными творческими и физиологическими ресурсами.
Психолог Mary Harvey определяет семь критериев разрешения травматической ситуации:
1) Физиологические симптомы посттравматического стрессового расстройства переведены в управляемые пределы.
2) Человек способен выносить чувства, связанные с травматическими воспоминаниями.
3) Он имеет власть над своими воспоминаниями (может как вспоминать о травме, так и откладывать эти воспоминания в сторону).
4) Память о травме является когерентным нарративом (последовательным, связным повествованием), связанным с чувством.
5) Восстановлена поврежденная самооценка.
6) Возобновлены значимые взаимоотношения.
7) Реконструирована последовательная и связная система убеждений и смыслов, которая охватывает и историю травмы.

использованы материалы книги Judith Herman — «Trauma and Recovery»
и Питер Левин «Пробуждение тигра, исцеление травмы»

Елена Романченко

Поделиться: