Тем, кто начинает заниматься цигун и интроспективными практиками, мы рекомендуем вести дневник. Дневник – это регулярные отчеты о своих состояниях, как можно более искренние и честные, более конструктивный анализ сложных ситуаций, чем прокручивание в голове бессонной ночью всевозможных «эх, надо было мне…».  Дневник, в отличие от нашей памяти, не субъективен и не избирателен, он сохранит всё, что мы туда занесли, поэтому единственное условие ведения записей – делать это регулярно, лучше всего, в конце дня, суммируя впечатления. Зато в моменты разочарования, когда начинает казаться, что все усилия, вложенные в практику и саморазвитие, пропадают впустую, что «воз и ныне там», стоит всего лишь открыть записи полугодовой или годовой давности, чтобы увидеть, что, во-первых, ничего нового в этих терзаниях нет, а во-вторых, изменения в сознании произошли довольно значительные.  

Отличный пример такой интроспекции – наблюдения Алёны Ермаченковой: 

Заниматься цигун я начала под руководством Оли Тюриной и, чуть позже, Александра Зуева в мае 2016 года, потом постепенно познакомилась с Леной Гордишевской и стала посещать также её тренировки. Важной вехой на моем Пути стала поездка в Индию с Леной  и Сашей Зуевым   летом 2017 года. Именно Индия дала мне силы на то, чтобы перейти к более глубокой практике, к которой я приступила чуть меньше 11 месяцев назад. Основными её аспектами являются смена системы питания, определённые энергетические практики и психологическая работа для повышения уровня осознанности. 

Мир внутри: 

Что касается самочувствия в период глубокого погружения в практику, было несколько сложных периодов поэтапной перестройки организма на новый образ жизни, но сейчас я прекрасно себя чувствую. В частности, требуется гораздо меньше пищевых и "сонных" ресурсов для активной полноценной жизни. Поскольку встаю я в 4-5 утра, а ложусь в 11-12, времени (и сил!) хватает на множество разных дел и хобби - работа, танцы, силовые тренировки и пр. 

Очень сильно обостряется, а затем "утончается" чувствительность - образы и краски, запахи, вкусы, тактильные ощущения, звуки, кинестетика собственного тела становятся ярче и многообразнее.  

Эмоциональное состояние поменялось так же разительно, как питание и образ жизни. Я стала очень лёгкой на подъем. Раньше прежде, чем сдвинуться с места, мне нужно было долго и мучительно перебирать аргументы и варианты. Сейчас же, хотя я по-прежнему сильно рационализирую принятие решений, появилось какое-то тонкое "внесознательное" чутье, своего рода компас, который ведёт в нужную сторону.  

Кроме того, я стала более открытой и гибче реагирую на разные жизненные ситуации. Думаю, это происходит потому, что я учусь дистанцироваться от собственной спонтанной эмоциональной реакции на событие и смотреть на него с разных точек зрения. Таким образом, ситуации перестают делиться на "хорошие" и "плохие", каждая из них получает несколько вариантов интерпретации и развития.  

Мир снаружи: 

Родные и близкие 

Родные довольно быстро заметили, что что-то пошло не так, и реакции были очень разными. Почти все в той или иной форме, мягко или жёстко, пытались спасать от неминуемой гибели. Дело в том, что я очень быстро и сильно похудела, так что даже знакомые стали спрашивать, ем ли я вообще. Кроме того, я начала психологически довольно радикально меняться: раньше я всегда была "хорошей девочкой", а тут вдруг перестала просто и понятно вписываться в те шаблоны, которые присутствовали у родных. Так что самые близкие испытали нешуточный шок: были и истерики, и крики про секту и про угробленное здоровье, и допросы с пристрастием. Женская часть моей семьи оказалась наиболее консервативной, так что до сих пор я слышу восклицания типа "Да ты хуже Освенцима!", "На сколько же тебя хватит?!" и "Ну, это же последний эксперимент?!" 

Но, как бы извращенно это ни прозвучало, мне кажется, что даже активно и местами агрессивно пытаясь вмешиваться в практику, мои близкие, сами того не зная, способствовали моему продвижению. Всплыли конфликты, обиды, претензии, недовольства и непонимание, которые замалчивались годами, все было "перепахано" вдоль и поперёк. Это было очень непросто, что уж тут скажешь, тем более что "разбор завалов" пришёлся на самый психологически и физически тяжёлый период, когда организм ещё не успел перестроиться на новый лад - сил не было ни на что, внешний вид и настроение тоже оставляли желать лучшего. Но это была своего рода генеральная уборка моего личного пространства и того круга связей, который сформировался к этому моменту. Отжившие связи просто-напросто отмерли окончательно. У меня просто не хватило энергии на их поддержание.  

Зато близкие друзья отреагировали абсолютно спокойно, им было интересно, что я делаю и почему, они и сейчас наблюдают и интересуются. С теми, кто был готов идти на контакт, отношения только улучшились. Так, к примеру, я очень много нового узнала и увидела в своём отце, оказалось, например, что он сам когда-то пробовал сыроедение и вегетарианство и с удовольствием ходил в горы. Теперь я знаю, от кого унаследовала эту тягу к экспериментам. 

С кем-то контакт как был поверхностным, таким и остался. Но тут поменялось моё отношение к происходящему. Думаю, я стала все чаще смотреть на те или иные события не с позиции обиженного ребёнка, требующего к себе повышенного внимания, а с позиции взрослого человека, который видит происходящее как бы "с высоты птичьего полёта". Когда перед тобой огромная перспектива, каждый отдельный кусочек паззла смотрится в ней органично и не режет глаз.  

Желание изменить что-то (или кого-то) под себя, сделать удобным, подогнать под воображаемый идеал постепенно пропадает, начинаешь радоваться как тому, что имеешь, так и тому, что от чего-то избавлен. 

Работа, окружение, социализация 

Что касается социальных связей, я бы сказала, что мой круг общения существенно расширился, потому что я начала притягивать к себе людей, с которыми мы находимся на одной волне, с кем есть те или иные точки соприкосновения. И это вовсе не значит, что все мои знакомые вегетарианствуют, практикуют и/или лазают по горам. 

 

Что касается работы, то поначалу было сложно организовать систему питания в связи с плотным расписанием уроков. В остальном, практика только помогает в преподавании: во-первых, я гораздо лучше чувствую и понимаю своих учеников, а во-вторых я гораздо меньше эмоционирую по поводу их личных и ученических качеств, а значит, могу подобрать более действенный и обоюдно комфортный способ взаимодействия.  

Ещё один очень важный для меня момент: я перестала лихорадочно хвататься за "мёртвые" связи и пустые контакты, научилась спокойно их отпускать. 

В целом, мне кажется, я стала гораздо более открытой к общению, охотно знакомлюсь с людьми и легче и быстрее осваиваюсь в новой обстановке.  

В бешеного экстраверта я, конечно, не превратилась. Но и воробушком-социофобушком точно быть перестала. Просто успокоилась и стала внимательнее смотреть на людей, посланных мне Судьбой. 

Отношения с едой 

Для меня лично этот аспект был одним из самых мотивирующих. К моменту вступления в практику я чётко понимала и чувствовала, что то, что я ем, наносит конкретный вред моему здоровью.  

В копилке уже был опыт 2-летней жесткой диеты, пару лет "на ПП", лекции Марвы Оганян по биохимии и постепенный отход от мяса, первое знакомство с Аюрведой по книге "Абсолютная красота" Пратимы Райчур и в беседах с Леной Гордишевской, поездка в Индию.  

Сразу уточню: я не рассматривала практику как ограничение или отказ от чего бы то ни было. Для меня это был шаг к живому осознанному питанию, шаг к свободе от сахарного и кофейного допинга, к избавлению от пищевой зависимости.  

Несмотря на позитивную установку, процесс был непростым. В первые же дни обнаружилось, что вода абсолютно омерзительна на вкус, продукты совершенно неудобоваримы, на каждом шагу кофе и фастфуды, все постоянно что-то едят. Иногда казалось, что ещё чуть-чуть, и буду кусать людей. Были и приступы праведного желания спасти и исправить всех. Сейчас отпустило, слава богу. 

Сейчас с уверенностью могу сказать, что новая система питания стала частью моей жизни. Путем поисков и экспериментов я нашла то, что подходит мне, что меня питает и наполняет.  

Вот некоторые открытия-плоды этого перехода: 

- В мире так много разнообразных продуктов, столько вкусов, запахов, цветов. Я начала с удовольствием есть то, что раньше не любила, и открыла для себя много новых продуктов. Готовить я и раньше любила, но сейчас одновременно готовлю просто и очень творчески, это чистый кайф! 

- Пища влияет не только на физическое здоровье, но и на эмоциональный фон. И это совсем не про шоколадки!  

- Важно не количество, а качество пищи. Будьте внимательнее к тому, что становится частью вас. 

- Голод может не просто не беспокоить, но и быть приятным чувством! 

- Питание - это не только о еде. Важно все, что так или иначе на нас воздействует. 

Итак, очевидно, что практика вносит изменения во все без исключения сферы жизни, я убедилась в этом на собственном опыте. Цигун как внутренняя работа не только дает практикующему все инструменты для самопознания, но и открывает ему глаза на то, что все аспекты его сущности функционируют на основе тех же самых принципов, на которых строится реальность вокруг него. Значит, вглядываясь в себя, я все яснее вижу мир, частью которого я являюсь. А это уже принципиально новая установка, благодаря которой становится возможной осознанная, полная и непосредственная включенность в жизнь, а значит её целостность и гармоничность.  

Поделиться: