День пятый. 5 августа.

Подъём. Иду к реке здороваться с ней и умываться. Небольшая разминка и в лагерь. Завтрак, и начинаем сбор в радиалку к Манараге. Волнительный момент! С утра над Манарагой висят низкие облака. Не факт, что Манарага пустит сегодня.

Беру с собой бутылку воды 1,5л и немного печенек, сухофруктов для перекуса и леденцов с сушками для угощения местным духам. Начинаем подъём к подножью Манараги. Идём два часа до подножья. Вначале идём через лес, дальше по мере набора высоты выходим на открытую местность. Постепенно открываются красивые виды гор и самой Манараги. Облака потихоньку рассеиваются, и Манарага открывается полностью.
Доходим до подножья через два часа. У многих кончилась вода, делюсь водой и понимаю, что восхождение придётся делать без запаса воды. Но эти мысли меня не останавливают. Взойти на Манарагу это не мечта, это необъяснимая цель. Когда понимаешь, что тебе туда очень надо, но ещё не знаешь, что ты там встретишь. Пытаемся найти оптимальную сторону для восхождения. Перед нами кучи большого курумника. Группа разделяется, и каждый пытается выбрать для себя оптимальное направление. Как же мал человек среди гор, размером с один камень небольшого курумника, лежащего у подножья горы.

Потоптавшись со всеми, я начинаю понимать, что таким темпом, я не осуществлю свою цель и начинаю самостоятельный подъём. Оценив ситуацию, решаю идти резко вверх по крутому склону. Понимаю, что пока есть силы, надо использовать оптимально короткий путь, чтобы иметь запас времени для спуска. Тело при подходе к подножью хорошо разогрелось, и я начал подъём, не опасаясь за суставы. В какой-то момент я начал ощущать, что карабкаюсь вверх очень легко, словно какая-то сила меня толкает своим потоком. Увидел перед собой кружащую птицу, похожую на сокола, отрезок пути она кружила передо мной, как бы привлекая моё внимание к этому знаку. Интуитивно я почувствовал, что это добрый знак, и продолжил восхождение. Через некоторое время птица исчезла за горой.
Через минут тридцать оглянулся назад и увидел, что вся наша группа прекратила движение вверх и начала спуск. Появились первые тревожные нотки сомнения. Что делать? Начинать идти обратно и отказать от того, ради чего сюда пришёл, или идти одному, сохраняя определённый риск как для себя, так и для группы. С одной стороны, наверное, это было проявление моего эгоизма, что я решил идти дальше один, а с другой стороны в программе тура было заявлено о восхождении на Манарагу, ради чего я и шёл сюда. Мгновенно отметаю сомнения и продолжаю движение вверх. Иду легко. Ориентиров в виде туров не вижу, иду на интуиции. Делаю короткие пятиминутные привалы через каждые двадцать минут, попутно оставляю на камнях конфеты с сушками в дар местным духам. Чем выше поднимаюсь, тем больше начинает появляться усталость. Сверху на очередном привале наблюдаю, как наши ребята спускаются вниз и скрываются в лесу. Иду дальше к первому крайнему зубу Манараги. Сильно пить не хочется, так что без воды терпимо. Спустя несколько часов я удачно всхожу к первому зубу Манараги. Манарага открылась, пустила меня к себе! Наверху нахожу табличку, оставленную экспедицией несколько лет назад, кладу на место. Сажусь и начинаю созерцать красоту, которую открыла Манарага.

Разговариваю с духами горы, обращаюсь к Богам. Тишина и только шум ветра наверху. Сверху первого зуба свисает альпинистская веревка, шестимиллиметровая. Оцениваю ситуацию и понимаю, что одному взбираться на сам зуб опасно, можно легко сорваться, да и кусок веревки выглядит очень не надежно. Внизу в долине ни души. Нахожусь наверху пару часов в созерцании. Обследую доступную рядом территорию вершины возле первого зуба и пытаюсь определить оптимальное направление спуска с горы. Пытаюсь рассмотреть туры, но не вижу ни одного. Понимаю, что пора начинать спуск, чтобы вовремя успеть вернуться в лагерь. Вторая часть нашей группы — водники, должны в пять вечера выйти на маршрут к реке Косью. Начинаю спуск и понимаю, что сбился с ориентира, не нахожу направление, где поднимался. Потыкавшись в разные стороны, все равно не вижу безопасного места для спуска. Начинает появляться небольшая паника. Но Урал уже научил плавить эти состояния на самом начальном этапе их проявления в себе. Решаю спускаться резко вниз по крутому склону, чтобы выиграть время. Спустившись метров на двадцать, понимаю, что зашел в ловушку. Ни вниз, ни в сторону пути нет, везде обрыв. Смотрю обратно по направлению вверх и понимаю, что сил карабкаться наверх тоже уже нет. Приходит сразу понимание, что это урок за возникшие горделивые мысли мои, что взошёл на Манарагу, да ещё так легко. Смотрю внимательней вокруг и вижу чуть ниже небольшой уступок в горе перед обрывом, размером полметра на полметра, а от него можно по стене скалы пойти в сторону. Надо только свеситься на руках вниз прижавшись к скале и отпустить себя пролетев около полтора метра вниз до уступка. Рассчитываю, что, прижавшись плотно к скале, должен чётко попасть на этот приступок и удержаться на нём. Понимаю, что если ошибусь в расчёте, то полечу вниз по обрыву, и тогда меня вряд ли кто найдёт на этой стороне горы, по крайней мере, в этом году. Радует, что я даже без маленького рюкзака и значит, что ничего не будет мне мешать. Несколько раз оцениваю свои шансы на удачный спуск, примеряюсь. Решаюсь с третьего раза. Свисаю на руках вниз, ощущаю, как тело плотно прилегает к неровной стенке скалы и понимаю, что обратно уже не подтянусь, чтобы выбраться, так как появилась уже усталость, пальцы только изгибами фаланг цепляются за край камня, и нет выступов, чтобы зацепиться ботинком и поставить твердо ногу. Всё, путь наверх отрезан. Делаю глубокий вдох и медленно выдыхаю. Отпускаю руки и начинаю падать, скользя грудью по стене скалы. Доля секунды, и ноги попадают на твердь уступа. Сгибаю колени, чтобы погасить силу падения, и ловлю равновесие, чтобы не качнуло в сторону. Получилось! Делаю широкий шаг в сторону, цепляясь руками за ямки в скале, и перешагиваю на широкую площадку. Путь вниз открыт. Начинаю уходить немного в сторону, откуда поднимался на гору. Чудесным образом выхожу на туры-ориентиры! Перед глазами открывается ровная площадка на гребне, также с выстроенными турами, которые не видел при подъеме. Оборачиваюсь к горе и мысленно прощаюсь с ней, благодарю за то, что меня пустили! Смотрю на другие средние зубья горы и понимаю, что туда взойти ещё труднее, так как кругом скалистые обрывы и крупные неприступные камни. Спускаюсь быстро и дохожу до леса. Немного смеркается. И тут понимаю, что заблудился, не могу найти дорогу до лагеря. Снова начинает подниматься паника, снова плавлю возникшее состояние, пытаюсь услышать свою интуицию. Начинаю движение, понимаю, что иду к реке, но к какой, к Манараге или к слиянию с другой рекой? Место не узнаю. Возвращаюсь немного вверх и о, чудо! Вижу двоих ребят из нашей группы, они спокойно собирают чернику в лесу. Обрадовавшись, спрашиваю у них направление в сторону нашего лагеря. Оказывается, лагерь был всего в пятидесяти метрах от меня. Прихожу в лагерь в назначенное время. Провожаем водников, они уходят на Косью на сплав, а сами остаемся в лагере с ночёвкой, завтра возвращаемся на Олений ручей к ребятам, которые остались на той стоянке.